Рассказы

Путешествие в Чехию

Эта поездка задумывалась еще очень давно, однако вдруг в начале лета она стала реальной как никогда. Дабы превратить реальную возможность в возможную реальность, мы договорились с чехом, что он пришлет приглашения. О, дальше начались злоключения, которые продлились целый месяц. Итак, чех выяснил, что для приглашения нужно иметь $1500 на счету в банке. Оного, как и оных, у чеха не было. Неделя ушла на то, чтобы деньги занять и положить на счет, потом пришло откровение - такая сумма достойна только одного приглашения, для второго нужно столько же там же. Видя несколько обескураженное лицо чеха, в той самой организации ему посоветовали прийти на следующей неделе с той же самой справкой из банка. Вот так работают официальные лица в Чехии... Но вот приглашения отправлены, получены, и поставили перед нами проблему - получить визу. А надо сказать, что мы очень ленивые. И пришла нам в голову гениальная мысль - доверить получение визы какой-нибудь достойной организации. И пошли мы в эту организацию, и получили такую информацию: виза 100$, перевод анкеты на чешский - 10$, плюс командировочные курьеру, плюс страховка 10$. Получилась достойная сумма из ничего. Почему, вопросили мы удивленно. Потому, снисходительно отвечали нам, что сейчас хвосты очередей в чешские посольства извиваются по окружающим посольства улочкам во всех направлениях, и только мы сможем спуститься на здание посольства с вертолетов, проникнуть в него через подвал и сделать все на пару десятилетий раньше. Мы решили им не верить, и сделали первую умную вещь за тот месяц - позвонили в санкт-петербургское консульство посредством телефона и своих пальцев, и были поражены информацией, что во-первых, в Чехию больше не нужны приглашения; во-вторых, очередей никто не наблюдает; в-третьих, виза стоит всего 23$; в-четвертых, перевести анкету на чешский сможет любое грамотное шимпанзе, следуя указаниям на стене; и далее в том же духе. Итак, в один день мы получили сразу два набора чувств, от полной обескураженности до воодушевления. Уезжая из Питера, решили мы заглянуть в вокзальный компьютер, есть ли места на нужное нам число. Нет мест на нужное вам число, заявил компьютер и нагло завис. Есть ли места на нужное нам число плюс один день, спросили мы у другого. Не-а, ответил он, и очередь за нами заворчала. Есть ли на дату плюс два дня, теряя терпение, взмолили мы. Нет конечно же, весело мигнул компьютер, втаптывая нашу надежду в грязь пола билетного зала Московского вокзала. Пребывая в глубокой депрессии целый день, мы решили рассеять последние сомнения, сходив в петрозаводский так называемый сервисный центр. Отличается он от обычной кассы тем, что там нет очередей и наценка 30 процентов на все билеты. Наверное, это как-то взаимосвязано. Но нам было все равно, потому как цена билета примерно 2000 рублей (ах да, в ходе повествования, я забыл упомянуть, что из экономии средств решено было ехать на поезде - всего 90$ в одну сторону). И там нам вернули отличное расположение духа, а также продали билеты на нужное число. Компьютеры - sux, решили мы и ушли в... Впрочем, я преувеличиваю, ибо так мы думали только первые три минуты, и только про конкретные компьютеры. В назначенный день мы сели в Санкт-Петербурге в поезд, с интересом знакомясь с обстановкой вагонов международного класса, и протряслись в нем более сорока часов. Трясясь, мы иногда (примерно 12759 раз) выглядывали в окно, где открывались интересные временами виды. Например, Белоруссия либо построила потемкинские деревни вдоль железной дороги, либо процветает; а польские крестьяне, специально чтобы озадачить пассажиров поездов, нарезали свою территорию на полоски размером 50 метров на 2 километра, и засадили их совершенно разными культурами. Кстати, еще на вокзале мы заподозрили нечто неладное. Неладное заключалось во времени прибытия поездка в конечную точку нашего путешествия - Карвина У Петровице. Чех, которого я дальше буду именовать Алеш, ибо его именно так и зовут, утверждал, клятвенно божился, и всячески уверял меня, что поезд приедет куда надо в шесть утра. Сам я же видел и слышал, что поезд придет куда надо в час ночи. К своему несчастью я решился положиться на мнение Алеша, как большого специалиста по выживанию в Чехии, ибо он там прожил все свои 26 лет. А теперь представьте себе - ночь, где-то рядом польская граница, а потому вдалеке бродят разноцветные пограничники, нас ссаживают с поезда, и платформа пустая. Невольно начинаешь думать о нехороших вещах, ежиться в ночном легком дождичке в поисках ценной мысли, как быть дальше - местность незнакомая, говорящая на малопонятном языке, местных денег отсутствует (вот дураки то!), и есть только адрес, с которым неизвестно к кому обратиться в столь поздний час. Переживание? Еще какое! Адреналин впрыснул куболитрами, депрессия подкатила незаметно, и обострилась до предела, сформулировавшись в несколько очень крылатых фраз по поводу мыслительных процессов некоторых людей вообще, и отдельных людей в частности. Вышли мы на крыльцо вокзала, грустные, с нецензурными выражениями на устах и усталостью на лицах, чуть подмокшие, и стали стоять, глядя на приближающиеся фары некоего автомобиля. В тумане смотрелось это вполне сюрреалистично. Автомобиль подкатил к крыльцу вокзала, открылась пассажирская дверь, и вышел оттуда человек, обратившийся тем самым Алешем, к которому мы и ехали. Переживание? Еще какое! Адреналин впрыснул куболитрами, депрессия исчезла без следа. Оказалось - мама Алеша решила позвонить на вокзал, предчувствуя недоброе, просто ради успокоения себя. В телефонную трубку ей сказали, что поезд две минуты как прибыл. От вокзала до самого городка примерно 5 километров, и они пронеслись по этому расстоянию за считанные секунды. Я снимаю кепку перед женской интуицией! В машине наступил первый опыт общения вживую, причем мама Алеша по-английски не говорила, но немного знала русский (она не использовала его 15 лет, и смогла составить более-менее правильные фразы - потрясающе!). Алеш же прекрасно знал English, причем так сжился с этим языком, что ругался исключительно как «shit», «f**ken shit», «f**k that shit», и так далее. Это было забавно - просыпаешься утром, а хозяин уже носится по квартире, что-то роняя, и приговаривая "shit!". (А надо сказать, что это было хорошо слышно, так как в квартире начисто отсутствовали двери – одна из причуд Алеша.) Он немного неуклюжий, но настырный, и это сочетание доставило нам несколько забавных минут. Например, в Праге он решил, что мы будем пить вечером вино. Причем там какое-то французское, и именно специфической марки. Потом он споткнулся, сказал «shit!» и разбил бутылку. Но не тут то было: чуть не опоздав на поезд, он купил это вино еще раз, причем в магазине, где мы его добыли в первый раз, вина не оказалось, и ему пришлось сбегать в другой. Но обратно к первому дню... Как раз к нашему приезду Алеш решил переформатировать винчестер и переставить WinShit (это он его так называет). Из-за его ошибки во времени мы застали это безобразие в самом разгаре, при нас лихорадочно доставлялись какие-то программы. Мрачно взглянув на настройки WinShit по умолчанию и ловко переглянувшись, мы приступили к перенастройке всего этого под себя. Алеш открыл для себя много нового и познавательного при этом, с грустью наблюдая и слушая, как из его компьютера делают не его компьютер. Мы даже поставили русский язык, и строчили домой письма, не имея русской клавиатуры. Лично я порадовался своим пальцам, которые запомнили, где какая русская буква находится. С собой в Чехию был взят цифровой фотоаппарат, на котором было произведено примерно 1000 снимков. Получился компакт-диск длиной в 706 Мб, причем несколько десятков фотографий было забраковано, и в этот сборник не попало. Первые штук 20 были сделаны в первый же день. День выдался дождливым, что подпортило радостное настроение приехавших, т.е. нас. Прогулки по маленькому симпатичному городу - это здорово, но нас манили к себе большие приключения и города, вроде Праги, или какие-нибудь безобразно старинные замки. Как стало традиционным во время этой поездки, изначальные планы были отвергнуты, и все было выполнено безрассудным экспромтом, однако получилось вполне хорошо. А планировали мы изначально арендовать машину, чтобы полностью не зависеть от транспорта в нашем путешествии. Как нетрудно догадаться, если судить по началу всего этого безобразия, арендовать машину нам так и не удалось. Алеш потихоньку погружался в одну из своих депрессий, отчаянно названивая по телефону и приговаривая "shit", пытаясь найти устраивающую нас вид транспорта автомобильного типа. Мы же просто предавались первым дням отдыха, прекрасно зная, что ситуация прояснится в самый последний момент и самым приятным для нас образом. Так оно и произошло, но об этом позже. Свое познание Чехии мы начали с городка Острава, побывав в местном эквиваленте Кижей. Деревянное зодчество для карельчанина – не новость, поэтому мы слегка очень сильно заскучали. Алеш тоже заскучал, так как наблюдать за двумя маньяками, один из которых на все смотрит только через видоискатель фотоаппарата и только и может что вымолвить "какой бы это мог быть кадр, если бы не (освещение, руки, фотоаппарат, землетрясение, вот те двести японских туристов, и т.д.)", а второй во все заглядывает только через камеру. Алеш настолько заскучал, что даже тоже стал искать всяческих букашек, готовых позировать. Оживление внесло лишь посещение деревеньки, посвященной мельницам. Пока все чешское население экскурсии слушало чешского экскурсовода на чешском же языке, мы делали очередную уйму фотографий, демонстрируя наглое пренебрежение знаниями, которые изрыгала экскурсионная девушка… День кончился "путешествием в никуда" – Алеш заблудился, и вместо ожидаемой большой высокой и старинной башни мы попали на какую-то плотину, откуда были эвакуированы машиной алешевой мамы. Прага так манила собой, что оттягивать ее посещение было уже некуда. И тогда мы задумали Большое Путешествие. Мы даже близко не представляли, насколько оно будет утомительно в реализации, однако с калькулятором в руках, и с Алешом в качестве штурмана, склонившись над картой Чехии, мы рисовали маршруты, которым не суждено было сбыться. Аренда машины была отвергнута в пользу поезда, вещи были упакованы (как мы были наивны, когда выбирали нужное!) и будильник был поставлен на четыре утра. Кое-кто даже сумел утром проснуться и разбудить других, мы успешно сели в поезд, и Путешествие началось. В поезде, надо сказать, приключился конфуз. Алеш привел нас в вагон и посадил на места. На местах были нарисованы номера мест, отсутствующие в наших билетах, но мы доверились Алешу как дети. А что, подумали мы, он тут живет и он тут ездит. Он знает. Оказывается, Алеш не знал. Нас с позором выгнали, и мы пошли искать свободный столик, чтобы позавтракать. Столик нашелся в вагоне для курящих, Алеш же отправился поискать свободное купе. А теперь внимание, картина: сидят двое русских и завтракают в поезде. Вся чешская общественность медленно балдеет от такого зрелища, а двое русских, нисколько не смущаясь этих взглядов, поедают бутерброды, йогурты и другие продукты (причем йогурты поедались специальным образом, а именно - в них крошились фрукты). Курящая общественность даже перестала курить от такого очевидного-невероятного. Картину дополняет подошедший контролер, явившийся в образе весьма необъятных размеров женщины. "Ваши билеты," – потребовала она. Возможно, она даже имела на это право. Опа, подумали мы одновременно, билеты то у Алеша, Алеша тут нет, а у нас тут даже на двоих нет стольких пальцев, чтобы объяснить это контролеру. Я срываюсь и уношусь вперед на поиски Алеша, чтобы рассказать ему это занятное происшествие, ожидая выстрелов в спину. Выстрелов не было, а Алеш нашелся через два вагона. Мы с ним мило посмеялись над нашей недальновидностью, после чего Алеш похлопал по карманам и сделал квадратные глаза. Билетов НЕ БЫЛО. Надо сказать, что бесплатный проезд стоит в Чехии весьма дорого – 500 крон на одно нахальное лицо. Жалко было отдавать такие деньги такой несимпатичной на вид контролерше, и тут мы вспомнили: билеты лежат на столике в вагоне, куда мы забрались с самого начала! Алеш побежал туда, я же, отдышавшись и проговорив в кулак половину своего запаса ругательных слов, поворачиваюсь и наталкиваюсь на ту самую контролершу. То ли блеск в моих глазах, то ли вымученная улыбка, но меня она не остановила. В вагоне для курящих встречаем Алеша, который отдает билеты и убегает вперед, и в это время рядом с нами вновь возникает контролерша. И вовсе она не собиралась меня отпускать, просто она медленно бегала. Когда инцидент уже был исчерпан, контролерша, каждый раз проходя мимо нас, улыбалась странной натужной улыбкой и тайком крестилась. Все закончилось благополучно, под звуки рассасывающегося по крови адреналина мы завершили завтрак и поехали дальше в столицу Чехии, на каждой станции просыпаясь от объявлений "Просим позор!". Не то чтобы чехи были очень совестливые, это так у них привлекают внимание. И вот поезд прибыл… Про Прагу бесполезно говорить, Прагу можно только смотреть. Потрясающая архитектура, величественные здания, и множество народу. Дома построены вроде бы по тем же самым правилам: стены, крыша, стеклянные окна и открытые двери магазинов, однако что-то неумолимо старинное и печальное прячется в трещинах штукатурки. Постаравшись сузить глаза до привычных размеров и мужественно сжав челюсти (чтобы нижняя не билась больно об коленку), отдавшись экскурсионным инстинктам Алеша, мы потянулись в центр города, чтобы увидеть самое главное в этом городе – Карлов мост. Наш путь лежал через Главную Площадь (имел позор забыть ее название), знаменитую часами с всякими забавными фигурками, якобы выходящими каждый час и проделывающими что-то занятное. Но увы, потраченное на стояние перед часами время прошло впустую: фигурки так и не проявили себя. То ли выходной, то ли мы не разглядели плаката пять на десять метров с надписью, что они в ремонте. Это было некоторым разочарованием… Чем ближе к Карлову Мосту, тем больше Прага превращается в сувенирную лавку. Сувениры были везде, возникало впечатление, что даже плавающие под мостом лебеди – это тоже сувениры, и их можно купить. Пересечь мост быстро не удалось. И не только потому что народу топчется по нему уйма, но и из-за желания сделать фотографии всех его скульптур. По две на каждую. Скульптур, кадров в цифровом фотоаппарате и даже терпения у Алеша было много, поэтому только уже ближе к началу середины первой половины дня мы начали подниматься наверх, к собору, величественно возвышавшемуся в лесах вокруг своей третьей несуразной башенки где-то вдалеке, и к пражскому замку. Этот поход в логово чешского президента отнял у нас последние силы, хотя и подарил множество прекрасных видов. Особенно нам понравилось внутри собора, потому как, похоже, это был единственный собор, где можно было снимать официально, а не всем кто смелый. Истраченные силы необходимо было каким-то образом восстанавливать, что и было проделано методом поиска доступного по ценам ресторанчика. Как ни странно, в самом центре Праги, в пяти шагах от Карлова Моста, такой был обнаружен. Смешно, но мы никак не могли решить для себя, испанский он или мексиканский, потому как звучали весомые аргументы в пользу как того, так и другого варианта (хотя возможно, что этот ресторанчик вообще итальянский). Не отступая от русских привычек, мы решили съесть обед из двух блюд, как это и полагается в России, и заказали нечто под названием "гаспачо", так как оно стояло в разделе "супы", и по порции спагетти. И тут мы сделали для себя два открытия: 1) всегда нужно смотреть на массу предлагаемого блюда и соизмерять ее с возможностями своего желудка и 2) вегетарианская пища в тарелке занимает гораздо больше места, чем обычная. Кстати, подлый Алеш об этом догадывался и супа себе брать не стал. Когда принесли это гаспачо, приключился очередной конфуз – поданы были две солидные тарелки наваристого бульона, а также деревянный поднос с нарезанным в мелкие кубики поджаренным хлебом. И никакой инструкции, как это поедать. Посовещавшись, даже с привлечением ухмыляющегося Алеша, было решено хлеб покрошить в бульон. Судя по тому, что вокруг не раздалось взрывов смеха, мы не ошиблись. Употребив все это в пищу, мы почувствовали, что есть уже не хотим, тем более еда была обильно сдобрена красным вином (ставшим традиционным спутником всех наших обедов во всех ресторанах). Но тут принесли спагетти, объемы которых повергли нас в легкий шок. В общем, с трудом, но одну порцию на двоих мы смогли поглотить. Вторую часть дня мы потратили на то, чтобы зачем-то залезть на местную watch tower, видимо чтобы убедиться, что все крыши в Праге – красные. Преодолевая все возрастающее сопротивление ветра и не желавших двигаться рук и ног, мы исполнили этот долг перед собой, запечатлев на камере процесс подъема. На экране телевизора это смотрится, как постоянное мелькание задницы Алеша. Алеш, когда это увидел, пришел в дикий восторг, восклицая "fat ass! it's my fat ass!!", но подозреваю, что этому способствовали литры потребленного пива. По слухам, посмотрев пленку второй раз, он записался в тренажерку, но это совсем другая история… Как бы там ни было, но побродив еще немного и запачкав Лидии брюки, мы постепенно стали овладеваться желанием принять горизонтальное положение. Решено было ехать в кемпинг, где у нас была забронирована дача. В Прагу мы возвращались еще несколько раз, но уже не испытывали того благоговения, как в этот первый. Это потрясающий город, но наружно-фасадную его часть можно осмотреть довольно быстро. Конечно, мы заглядывали и внутрь некоторых достойных достопримечательностей, например, посетили супермаркет, расположенный под землей, но ощущение новизны ушло безвозвратно (В одном из магазинов находится самая потрясающая статуя, какую нам только приходилось видеть. Во-первых, она подвешена к потолку, а во-вторых, изображает всадника, сидящего на перевернутой вверх брюхом лошади. Мы аплодировали буйной фантазии какого-то скульптора.) В поезде мечты сводились разве что к душу, и поддерживаемые именно этой мыслю, усталые и слегка взвинченные, мы прибыли в кемпинг. А что такое кемпинг? Это лагерь для автомобилей, однако для тех, у кого автомобилей нет, но денег на гостиницу жалко, там есть такие небольшие домики, гордо именуемыми «дачами», типа сарайчиков с окнами, дверями и кроватями. В одном из таких мы и оказались. Случилось, что по каким-то причинам душ работал только два часа в день с семи до девяти вечера. Вся трагедия ситуации была в том, что приехали мы как раз около девяти. Тут, надо признаться, в нашей компании произошел маленький разлад. Наше легкое недовольство в усталом мозгу Алеша трансформировалось в унижение чести и достоинства, в результате он (Алеш, впрочем, вместе со своим мозгом) ушел жаловаться природе в лес. Ну а мы предались распитию чая, тонизирующие свойства которого вернули нам силы, и когда Алеш вернулся часа через два, мы даже сумели наладить обратно треснувшие было узы дружбы. Кстати, кемпинг нам быстро полюбился, и через несколько дней нам совершенно не хотелось оттуда уезжать (впрочем, условия существования в нем были лучше, чем то, что нам пришлось пережить дальше). Там было весьма мило, а близость к Карлштейну и относительная недалекость к Праге сделали этот кемпинг отличной базой для наших вылазок. Знали ли посетители кемпинга, что мы русские? А как же! Ведь там мы опять и снова не изменили своим русским привычкам, и пили чай из пакетиков, а не покупали ту гадость, которая продавалась в местком ларьке по бешенным ценам. Но где взять кипяток? И вот, два раза в день мы с Алешом ходили по очереди позориться к этому аналогу открытой забегаловки, где наши просьбы выглядели примерно так: «Дайте нам, пожалуйста, чай без лимона, сахара, и самого чая». Все дни, которые мы там провели, мы заканчивали одной-двумя бутылками красного вина с яблоками в качестве закуски, причем Алеш первый раз в жизни пил вино из стаканчика из под йогурта. Пил он, и удивлялся, но что еще можно ожидать от русских, которые умеют водку пить даже из коробочек из-под диафильмов? Не говоря о том, что в ночную пору эти же самые русские в качестве штатива использовали мусорные баки (уж больно хорошо выглядит подсвеченный прожекторами Карлштейн), заставляя культурного чеха нервничать – не застанет ли нас кто за таким непотребным занятием. К осмотру этого замка мы подходили особенно вдумчиво и не спеша. Первый раз мы подошли лишь на расстояние километра, издалека поглядывая на красивые башенки, стены и часы на руках, боясь опоздать на поезд в Прагу (Лёве приспичило в Праге найти мельничное колесо, чтобы погасить в себе ностальгические чувства, вспыхнувшие было в нем при воспоминании о фотографиях на рабочем столе отца.) Но следующий день, выдавшийся довольно солнечным, мы решили посвятить этому грандиозному строению на вершине специального созданного для этого природой холма. Пара кругов по запруженной автомобилями дороге (по которой автомобилям ездить нельзя), и мы уже трогаем руками эти старинные стены. Карлштейн – замок очень старый, и внутри не оборудован никакими красивыми интерьерами. Не зная этого, мы купили билеты по бешенным ценам (Алешу не удалось наврать, что мы студенты), к тому же выяснили, что фотографировать внутреннее убож… убранство нельзя. Следила за тем, чтобы мы, не дай Бог, чего не сфотографировали, наш экскурсовод, (девушка, очень похожая на лягушку). Следить ей было легко – в Чехии бытует весьма своеобразный способ производить экскурсии: в экскурсионном объекте все двери держатся запертыми на замок, расставшихся с деньгами за билет туристов загоняют в очередную комнату, запирают за ними дверь, и начинают им что-то рассказывать нудными голосами спящих с открытыми глазами экскурсоводов. Ни вам жестикуляции, ни исторических анекдотов, а один сплошной чешский язык. Кстати, во времена конца социализма в Чехии один предприимчивый делец продал этот замок подвыпившим американским бизнесменам за много миллионов долларов. Впрочем, все кончилось благополучно - всех кого надо посадили. Это нам рассказал Алеш, пытаясь разбудить задремавших было нас в очередной мрачного вида комнатушке, по всей видимости изображавшей зал для аудиенций, под грустный рассказ лягушки-экскурсовода про стоящий посередине деревянный стул. Стул явно претендовал на звание престола, но тянул только на дачную табуретку со спинкой. Слегка утомленные неинтересной экскурсией, мы вволю отдались фотографированию наружности замка, выглядевшего в солнечный день очень эффектно. Чему изрядно мешали другие туристы, фотографировавшие себя на фоне этих грандиозных каменных стен, портя фотографии как нам, так и себе. Поиски кадров, а также звуки внеземной музыки, помогли нам открыть один из самый тайных секретов Карлштейна, спрятанный в одном из его многочисленных углов. Оказывается, Карлштейн имеет собственный колодец глубиной аж 78 метров, и до сих пор там внизу, на грани видимости, плещется вода. Наличие этой низкозалегающей воды помогало замку выстаивать длительные осады в изобилующем войнами средневековье. Вокруг колодца древние строители построили башню, в которой современные продавцы теперь торгуют всяческими сувенирами, озвучивая это действо той самой внеземной музыкой. В общем, если не ходить внутри зданий замка, а только вокруг них, можно потрясающе провести время. Прошла уже почти неделя с момента нашего выезда из квартиры Алеша, но собрав в кулак остатки желания путешествовать, мы решили съездить к знакомым Алеша в Чешски Будеёвицы, чтобы оказаться поближе к двум places of interest, о которых поговорим ниже. Путь туда был не лишен трагических моментов, например, мы не сумели с удобствами сесть в поезд, из-за чего Алеш от души поругался в своем неподражаемом стиле (Shit! F**ken Shit!!). Мы сели с удобствами в другой поезд часом позже, причем пришли заблаговременно, минут за 15, а он (Shit! F**ken Shit!!) вышел минут на 15 позже расписания. (Вообще мы обратили внимание, что расписание поездов в Чехии – штука весьма приблизительная. Ни разу поезда, на которых мы ездили, не приходили без опоздания, и частенько с опозданием отправлялись). Но вот мы на месте, и нас даже встречают, и более того, Алеш даже встречающих узнает, хотя видит их в первый раз. Далее последовали довольно странные маневры, смысл которых нам никто не спешил объяснить – Алеш настолько обрадовался возможности поговорить наконец- то на своем родном языке, а не с этими сумасшедшими русскими, что совершенно про нас забыл. Оказалось, что в квартире, где мы предположительно собирались пережить пару дней, нет горячей воды. Впрочем, все закончилось в квартире напротив бывшего места проживания принимающих нас людей, хозяйка которой проявила чудеса гостеприимства и позволила троим людям принять душ. Тем не менее, настроение продолжало колебаться между отметками “плохое” и “ужасное”. Шутка ли, ноги стерты до крови, чистая одежда все равно закончилась, купить новую возможности не было (чтобы в выходные найти в Чехии работающий магазин, надо объехать полстраны), Алеш дорвался-таки до соотечественников и болтает не переставая, причем от его кратких разъяснений на великом и могучем английском становится только тоскливее (на квартире, где мы должны были жить, нет электричества, но есть горячая вода; на квартире его друзей есть электричество, но нет горячей воды, а почему нас пустили в квартиру, где мы сейчас находимся, и даже напоили столь редким здесь “черным чаем” - это тайна, покрытая мраком. Таких бывших соседок еще поискать надо). Бесцеремонно отобрав у Алеша дистанцию от соседкиного телевизора, и усмотрев там единственный англоязычный канал – CNN, мы пришли в полное отчаяние от прогноза погоды: буржуи пытались нас убедить, что завтра Чехию ожидает температура от +10 до +13, да еще и дожди! Что самое отвратительное, в это можно было поверить: когда мы добирались от вокзала сюда, моросил мерзкий дождик, а небо беспроглядно затянуло наводящими уныние серыми тучами. Признаться, нас посещали мысли, что лучше бы мы остались дома: по крайней мере, когда мы уезжали, в нашей северной республике было солнечно и тепло, и все свободное время мы проводили на пляже в Песках. Кто бы мог подумать, что на северо-западе России погода лучше, чем в Южной Богемии? Утешало одно: хоть кто-то из нашей троицы пребывал в состоянии абсолютной эйфории, отыгрываясь за все те случаи, когда русские гости переговаривались между собой по-бусурмански, наивно (и, как потом выяснилось, ошибочно) полагая, что чешский друг их не понимает. Разрушить утопию помогло заявление о том что загадочная русская душа требует на завтрак и вечерний чай традиционную русскую пищу - «шунку» и йогурт, причем она (все дружно показали пальцами на Лидию, в очередной раз сыгравшую свою бесподобную роль «даже не думайте мне перечить») не готова мириться с тем, что чехи по выходным обычно не работают. Обойдя полгорода пешком, нас привели в единственный работающий мини-маркет, где мы скупили половину ассортимента хлебойгуртовых и мясобулочных продуктов. Намек был понят правильно: гостям неплохо бы как следует подкрепиться. У этих друзей Алеша совершенно не было возможности разместить такую кучу народу, зато была маленькая дочурка, которую из ее комнатки размером 2 на 2 метра временно переселили в общую. (А нас, соответственно, туда вселили). День закончился обильным (как всегда!) ужином в ресторане под ратушей. Так как это был лучший момент трудного дня, стоит рассказать о нем подробнее. Во-первых, друзья Алеша не сочли нужным переодеваться для выхода «в свет», и глава семейства не постеснялся заявиться в ресторан одетым в мятые сиреневые шорты, из-под которых беззастенчиво выглядывали волосатые ноги, кроссовки не первой свежести и куртку корейского происхождения. Хотя кто знает, может, в Чехии принято прикидываться клиентами армии спасения, чтобы сэкономить на чаевых? Во-вторых, мы немножко позавидовали итальянцам за соседним столиком: им принесли шикарное двухэтажное блюдо – «шатобриан», которое мы твердо решили попробовать как-нибудь в другой раз (на первом этаже этого блюда располагается нечто вроде камина, которым постоянно подогревается второй этаж). В-третьих, любимый журнал Лидии Men’s Health впервые принес реальную пользу: помог ей ловко разделаться с «пструхом» – форелью, зажаренной целиком, вместе с головой и костями (нет, ей не пришлось использовать журнал вместо столовых приборов, официант догадался принести вилку и специальную лопаточку). У центральной площади оказалась потрясающая подсветка, хотя и приходилось все время утешать Лидию по поводу отсутствия штатива. (Вы видели где-нибудь туристов, которые по городу вместо сувениров с собой таскают штатив? Если в будущем вы таких узреете, почти наверняка это будем мы.) Ужин был потрясающе вкусен, вечерний город – великолепен, и это на какой-то момент заставило нас верить, что все не так уж и плохо. Однако, далее нас ждало еще одно маленькое потрясение, которое окончательно сформировало решение немедленно возвращаться на базу, т.е. к Алешу в квартиру. Выяснилось, что ночь нам придется провести в спальных мешках! Этот кошмар длился всю ночь. Произображав египетских мумий и сделав вид, что мы поспали, на утро мы отправились знакомиться с местными достопримечательностями, расположенными неподалеку, и это примирило с действительностью даже уже изрядно натершую ноги Лидию. Поначалу казалось, что безрадостный прогноз погоды сбывается, так что Алеш зачем-то захватил аж два лишних зонтика, которые не замедлил водрузить на Леву. Но автобус благополучно выехал из полосы непогоды и невезения (Чешски Будеёвиц), и далее наш путь следовал по живописной местности под чистым голубым небом. Теплые кофты переквалифицировались в набедренные повязки, а зонтики – в ненужный балласт. Первым по плану оказался Чешски Крумлов. После пражского великолепия это место уже не так впечатляло. Особенность архитектуры в этих местах – отсутствие каких- либо деталей на фасадах, роль которых берет на себя роспись по стенам. Другими словами, вместо лепных карнизов глазу представали поблекшие фрески. Зацепив несколько красивых видов объективом, и без особого энтузиазма побродив по улочкам этого «кремля», мы вернулись в Будеёвицы, чтобы оттуда отправиться к следующей достопримечательности, замку Глубока. Не замедлило вернуться и невезение – может, мы ненароком потревожили какие-нибудь мистические святыни, или сфотографировали что-то лишнее? На железнодорожной станции Алешу некая «F***ing fat ugly bitch» (цитата) вместо билетов до Глубоки подсунула билеты в какое-то не менее глубокое место, расположенное в часе ходьбы от замка. Выяснив это, Алеш тоже громогласно послал кассиршу еще дальше этого места, куда ей, скорее всего, совсем не хотелось попасть, и, сотрясая воздух своими классическими ругательствами в стиле гарлемских ниггеров (shit!, f**king shit!!), усадил нас всех в такси (таксистам тоже досталось: почему это в их f***ing городе так трудно разыскать f***ing стоянку f***ing такси, в то время как в Карвине стоит лишь о такси подумать, как на это место их съезжается целая стая?). Мы еще раз убедились, что дорожные правила в Чехии писаны, наверно, только для иностранцев, потому как таксист ехал настолько быстро, насколько это допускали законы природы. Слегка ошалевшие (слишком быстро ехали? Нет, слишком низко летели), мы, покачиваясь, высадились в Глубоке уже через 9 минут. Этот замок был построен в конце XVIII-начале XIX веков, поэтому не будоражит воображение своей стариной, но зато это компенсируется ощущением игрушечности. Он красив до безумия, и не только снаружи (в выгодном отличии от того же замка Карлштейн). Возвращение в прОклятый город Будеёвицы сопровождалось ливневым дождем, с громом и молниями, причем вспышки были почему-то розового цвета (Somebody is making photographs, как удачно пошутил Алеш). Удивительно, но мы сумели избежать попадания молнии в наши грешные головы, и даже найти место своего временного пристанища. Все закончилось в спальных мешках (этот ужас опять длился всю ночь!). Проснувшись утром и уже отправившись было на прощальную прогулку по этому небольшому городку, мы вдруг обнаружили, что намертво заперты на несколько часов в квартире в обществе маленького ребенка, злого Алеша и пытающейся меня изнасиловать собаки размером чуть больше курицы. Оказывается, мистический четвертый квартирант утащил с собой предназначавшийся для нас набор ключей. Но всему хорошему (в данном случае – для собаки) приходит конец, и мы все же взглянули на Будеевицы при дневном свете. Единственным местом, заслуживающим внимания, была центральная площадь города. (С этими центральными площадями в Чехии особая история. Если в любом городе СССР обязательно был проспект имени Ленина, то в любом городе Чехии есть центральная площадь, причем а) на ней обязательно стоит церковь, и б) в ее центре бьет фонтан (непременно круглой формы, и чуть ли не фиксированной высоты. Наверное, высота фонтана, как и само его наличие, записано где-то сводах правил строительства чешских центральных площадей.) Не отступив от собственной традиции, мы забрались на местную watch tower (при этих словах Алеш всегда начинал улыбаться, наверняка думая «А ведь эти ненормальные русские туда сейчас залезут, чтобы в десятый раз убедиться, что все стены в Чехии белые, а крыши - красные». Он и не ошибался. Стены и правда везде белые.) На одной из стен этого квадратного в плане строения мы обнаружили какие-то детские карандашные каракули, и гордую надпись, что это, мол, написано чуть ли не до постройки башни. Похоже, что чехи тоже любят слегка подурить туристов. Но в целом, в этом городе мы почувствовали, что нужно прерваться и предать свои растерзанные тела и натертые ноги заслуженному отдыху. Большому Путешествию должен быть положен заслуженный конец. И вот мы дома у Алеша. Мы отдыхаем. Мы пишем письма родным и близким. Мы отмокаем часами в ванной. Мы допиваем остатки пива. Мы… Вы думаете, мы сдались? Нет! Мы предпринимаем одну из самых замечательных вылазок, в результате которой день получился потрясающе насыщенным! Уверовав в нашу любовь к замкам, Алеш задумал свозить нас сразу в три места: 1. одни из самых старых развалин замка. 2. одни из самых больших развалин замка. 3. в самую старую Watch Tower. Истоптав первые развалины (кстати, там снимался фильм «Трудно быть богом»), мы почувствовали нечто вроде голода, и зашли в местную кафешку (все же надо признать, что кафе, кафешек и кафешечек в Чехии очень много, и расположены они в нужном месте – рядом). И тут первый раз нам напомнили, что Чехия когда-то ходила под социалистическим игом – мы просидели почти час в ожидании простых салатов, а за это время получили только сок. Наверное, туристы, посещающие старые развалины, не такие требовательные. Но они не учли, что имели дело с мамой Алеша. Мама Алеша постепенно вышла за пределы себя, и после красочного скандала мы гордо покинули это заведение, пообещав всем, даже кружившим над нами воронам, что никогда больше сюда не вернемся. Через каких-то полчаса мы уже осматривали второй намеченный объект, Хеллштейн, (на самом деле это самый большой замок Чехии и чуть ли не Европы), которые действительно оказались самыми большими развалинами. Смотрятся они, особенно в хорошую погоду, весьма зрелищно, но самыми эффектными в этих развалинах оказались весьма забавные современные металлические скульптуры, какой-то талантливой рукой расставленные тут и там. Очередные полчаса, и мы уже в Watch Tower, одиноко возвышающейся над холмом на довольно приличную высоту. По башне вверх и вниз снуют какие-то люди, поразительно похожие на туристов, а наверху по кругу устроена смотровая площадка, где у нас закончилась кассета в камере, и заснять потрясающие виды удалось только на фотоаппарат. Хотя лично у меня с башней связано одно особое потрясение – представьте себе этакий полумрак средневековой кладки без окон, я снимаю общий вид лестницы, медленно поднимаю камеру к потолку, и обнаруживаю там покачивающиеся ботинки, явно прикрытые брюками. Если бы я был женщиной, я бы, наверное, уронил бы камеру себе на грудь, родил в себе визг и бросился какому- нибудь близстоящему герою на шею. Однако, пришлось просто молча справиться с волной адреналина - все оказалось очень просто: под потолком действительно висели брюки с ботинками, однако принадлежали они внушительных размеров и ведьминского вида кукле. Таких там оказалось несколько - что-то вроде сувениров на продажу… (Хотя, может быть, мой страх и имел под собой реальные основания – уж больно эти куклы походили на настоящих засушенных ведьм.) Уже на пути домой, когда взгляд устало скользит по очередной церквушке и голос даже не просит никого остановить машину, а руки уже не поднимают камеру к глазу, мы вдруг заметили на вершине одного из холмов башенку и кусочек стены. Мы принялись думать, а что это могло бы быть. И тут кто-то подал здравую идею – это тоже замок! «Залезем?», спросили мы друг друга. «Залезем!», уверили мы друг друга, и не пожалели. Это было кульминацией всего дня. Хотя от замка практически ничего не осталось, даже руин (на остатках даже была надпись «вступ заказан» - вход воспрещен, потому как эти развалины могли развалиться прямо нам на голову), вид с холма захватывал дух. Этот холм возвышался метров на сто или больше над расстилающейся внизу равниной с расположенными на расстоянии примерно 2-5 км друг от друга деревушек все с теми же белыми стенами и красными крышами. (Вы уже поняли, что из дерева в Чехии принято строить только гробы и стропила для старых замков?) Сверху это все было похоже на ожившую карту… В общем и целом, это оказался тот самый день, в конце которого чувствуешь – он прожит не зря. Наступило завтра, и Лидией овладевает приступ шоппинга. Шутка ли, столько вещей в магазинах, и все хорошие. И если в первый круиз по магазинам нас сопровождал Алеш, в конце дня он на лице нарисовал до того утомленное выражение (примерно как наутро после трехдневных соревнований по литроболу), что мы над ним сжалились, и во второй раз с собой не взяли. Где-то между посещением La Halle и походом в FishBone мы все же заскочили в довольно солидный город Брно, где посетили их замок. Который, надо признаться, после предыдущего великолепия разочаровывал своей похожестью на Петропавловскую крепость. В Брно, недалеко от центральной площади (конечно же, с фонтаном!) есть некий довольно странный музей, в котором за плату показывают сушеные трупы людей. Их нашли в песке где- то неподалеку, у них провалились носы и отвалились местами руки и ноги, но общие черты лиц сохранились (демонстрируя, какими неказистыми они были при жизни). Неопознанные трупы были свалены в две комнаты, и защищены от слегка шокированной публики лишь стеклом (делающим невозможными нормальные снимки – это чем были обиженно шокированы мы). От всей души и вам рекомендуем там побывать! Увы, но все хорошее всегда кончается. Даже шоппинг. (Хотя он бесконечен). Отпуск подходил к концу, обратные билеты уже мялись где-то в недрах наших вещей, Алеш периодически топился в ванне от нежелания нас отпускать, а мы стояли перед грудой барахла, вяло соизмеряя ее с объемом имеющихся в наличии сумок. Вещей по объему было раза в два раза больше. Алеш временами (когда не топился в ванной и не пил свой мультивитамин), явно с целью сделать так, чтобы от тяжести вещей мы не смогли стронуться с места, и таким образом остались у него дома, одаривал нас все новыми и овыми подарками. Но не тут то было, эти жадные твари (мы) все брали и утаптывали в свои рюкзаки, пакеты, сумки. Кульминацией этого действа стал момент, когда последняя сумка совместными усилиями каким-то чудом была застегнута, и тут Алеш совершенно не вовремя вспомнил, что мы как-то купили две бутылки отличного вина, которые теперь совершенно бесполезно лежат в холодильнике. И что вы думаете? Нет, воскликнул я, только не это! Да, воскликнула Лидия, и это тоже! После чего все распаковала, и запаковала уже вместе с вином. У меня сложилось впечатление, что если бы Алеш принес еще ящик каких-нибудь предметов, Лидия упаковала бы и его. Она открыла какие-то четвертые, пятые и шестые измерения где-то в глубине сумок, куда успешно спрятала все то, что Алеш имел неосторожность подарить. Сцена трогательного прощания под строгим совместным взглядом польских и чешских пограничников, и мы оказываемся в поезде, уносящем нас в родные края… Что мы вынесли из этой поездки? Отвечаю – четыре тяжелые сумки с подарками себе и близким, 706 Мб фотографий, массу впечатлений и твердую веру в поговорку про рубли и друзей. Спасибо Алешу. Все фотографии запечатлены Лидией Третьяковой.

Lic, 2000

 
Другие рассказы:
Грустная история Тривана
Сон Кристины
Утрите ваши слезы!
everMusic: Интервью с автором сайта industrial.onego.ru
Мрак
История девственницы по имени Prune
Две истории про ликер в душе
Дневник сумасшедшего
Инструкция по приобретению компакт-диска группы Leaether Strip
Проишествия
Фильмообозрение
Приключения Антуана
Путешествие на Кипр
Путешествие на Крит
Третье путешествие в Мексику
Путешествие в Испанию